Индивидумом рождаются, Личностью становятся, Индивидуальность отставивают.
  • Печать
  • Сохранить

Tags: 2005-2008, Текст, Образование, интернет сайт, Публичное выступление

Александр Асмолов: «Школьная семья находится в любовной депривации!»


Приезд в Новосибирск заведующего кафедрой развития личности факультета психологии МГУ им. Ломоносова, доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента Российской Академии Образования Александра Григорьевича Асмолова не остался незамеченным. Он был в нашем городе вместе с министром образования Правительства Московской области Л. Н. Антоновой, но за один день успел встретиться с новосибирскими коллегами и выступить перед педагогами, проходившими курсы в Новосибирском институте повышения квалификации и переподготовки работников образования.

 

Выступление А. Г. Асмолова поразило собравшихся в НИПКиПРО своей эмоциональностью и открытостью. Он говорил о проблемах резко и образно:

— Дорогие коллеги! Важно, что сегодня проходит вот такое общение между регионами, между коллегами, работающими над одними и теми же проблемами, решающими одни и те же задачи. К сожалению, мы друг друга недостаточно знаем и чувствуем. Из фильма и выступления Лидии Николаевны Антоновой видно, что в образовании всегда начинают с формулы: «У нас кризис!». И эта формула звучит ровно столько, сколько существует само образование! Мы единственная страна, которая влюблена в свой собственный кризис. Мы с ним не можем расстаться. И когда в этой ситуации мы говорим, что школа должна выживать, то об этом начинают говорить все! Но мы должны понимать, что школа и образование в целом должны не выживать, а жить! Есть лучики удач, например, в системе образования и в программе развития Московской области, в которой я являюсь научным руководителем. Но я не могу не исполнить «Плача Ярославны», в последнее время это становится «гимном российского образования». Я обозначу риски в образовании, которые во многом компенсированы в программе развития Московской области.

Риск №1 — резкое, иногда недостаточно обдуманное введение профильной школы. Я часто цитирую диссертацию, которая попала мне на глаза. Я был в восторге от её названия — «Профориентация к шахтёрским профессиям в старших группах детского сада». Я хочу, чтобы вы обратили внимание на это название и поняли, до какого абсурда мы можем дойти, когда вводим что-то новое в систему образования.

Сила нашей школы была и остаётся в том, что эта школа универсального образования! В возрасте 13-ти лет знает ли человек, кем он будет и что ему выпадет в судьбе, какие профессии он освоит? Мне 56 лет, но я думаю, что ещё несколько раз поменяю профессию, буду искать себя! Нормальная черта личности человека — это поиск самого себя! И когда личность в возрасте 14-ти лет мы загоняем в узкоколейку специальных способностей и профильного обучения, мы создаём рисковую ситуацию! Поэтому после разговора с министром образования РФ и специалистами министерства образования Правительства Московской области, мои собеседники задумались над вопросом: как отступать от профильного обучения, если мы сами всем школам настойчиво его рекомендовали? Но ведь Кутузов отступил! И выиграл! Москву сдал, а Россия всё равно потом победила!

Какой выход мы предлагаем? Наряду с профильными классами, которые мы внедряем с недюжинной силой, близкой к изнасилованию, нужно вводить универсальные классы! Советская школа была сильна универсальностью. И эту универсальность наряду с профильностью никто не отменял. Поэтому подумаем о планах, связанных с универсальным компонентом, в культурологическом, в широком смысле слова «компонент».

Вузы «заболели» бакалаврами. Бакалавр — (как определяют его в Германии) материал, годный к дальнейшему его использованию. Получается диссонанс: узкая подготовка в школе и широкая подготовка в вузе! Давайте вместе подумаем: как здесь поступить?

Риск №2 — до сих пор продолжаются дискуссии по поводу того, сколько лет обучать ребёнка в школе: 10, 11 или 12? Нас спрашивают: когда начинать предшкольное обучение? Иногда задают гордые вопросы: а с 4-х лет можно? Вопросы, которые мы ставим в реформах образования, иногда звучат фальшиво. Надо интересоваться не возрастом, с которого начинается предшкольное обучение, а тем, какими методами, с какими учителями и в каких формах нужно и можно его проводить.

Один из моих учителей Даниил Борисович Эльконин всегда подчёркивал: обучение должно войти в жизнь ребёнка через ворота детской игры. Поэтому без игровых методов нельзя обойтись, даже если вы в 4 года даёте ему возможность мотивации к познанию и творчеству.

Мой учитель Лури пошутил однажды: «Величие учёного определяется тем, насколько он задержал развитие своей науки». На самом деле, школа Каменского — это фабрика массового ученика, придуманная в средневековый период и блестяще решающая задачи через дидактику. Но сегодня нужны вариативное образование и вариативная дидактика! Это совершенно иные пути, поэтому мы должны чётко обдумать все ситуации, касающиеся предшкольного периода, иначе мы столкнёмся с трудностями. И, наконец, во всех учебниках, по которым учили вас и в которых были осколки психологии, говорилось о кризисах развития: кризис трёхлеток, кризис семилеток, кризис бури и натиска, как говорят психологи про кризис подросткового возраста. А кто эти кризисы делает? Задумайтесь! Биология? Да, её слово имеет место. Но давайте посмотрим на кризис семилетнего возраста: ребёнок переходит из детского сада в школу, происходит разрыв пространства. Отсюда возникают новые нормативные требования, новые требования к жизни. И здесь критический период нарастает.

Когда ребёнку исполняется 12 лет, мы из начальной школы переходим в среднюю. Он был с одним учителем, а теперь у него много учителей-предметников. Он попадает в иную среду коммуникаций. Помните, на Востоке была такая форма казни, когда человека привязывали к двум кобылам и тянули в разные стороны? А мы «привязываем» ребёнка к разным предметам и тянет сразу в несколько сторон! В начальной школе у него психология развивающего обучения, а потом у него начинается традиционное предметное обучение. Конечно, в этом есть и моя вина. Ведь мы имеем столкновение стилей! Иными словами, здесь много проблем.

В связи с этим мы предлагаем обсудить вопрос о создании целевых программ и целевых проектов в образовании. Мы считаем, что нужна программа под названием «Школьная семья». Есть сложные проблемы детей учителей, управленцев, директоров школ. Уделяя огромное внимание ученикам, учитель или директор школы свою семью оставляет без должного внимания. Его семья оказывается в любовной депривации, если говорить научным языком. Но ведь ученик ходит в школу 10 лет, а учитель будут и дальше ходить на уроки… Учителю труднее идти в школу, чем ученику! Проблема школьной семьи — особая проблема. Поэтому практическая служба психологии образования крайне важна и необходима, она должна быть повёрнута к учителю! При условии, что психолог — не человек с тестом в зубах. Психолог должен быть мастером по человеческому общению. Он должен выполнять психотерапевтические функции, а не искать в школе конфликты. Если психолог — конфликтосозидатель, то он приходит в школу и спрашивает: «А где у вас в школе конфликты? Нет? Будут!» В образовании всегда много проблем. Но если есть свет в душе учителя, если есть возможность общения с коллегами, то ничто этого не заменит. Поэтому я говорю новосибирским учителям огромное спасибо за то, что вы нашли в себе толерантность и выслушали другие подходы на существующие в образовании проблемы. Обмен толерантностью может перерасти в обмен любовью. Этого вам и желаю!

На этом закончилась встреча знаменитого российского психолога с новосибирскими педагогами. После слов, особенно таких ярких и на актуальные темы, так и хочется приступить к делу, к нашему общему делу воспитания подрастающего поколения. И главное здесь не действовать в одиночку!

Анжелика Засядько, редакция ОблЦИТ

 

Источник
http://www.edu54.ru/node/553

НАВЕРХ