Индивидумом рождаются, Личностью становятся, Индивидуальность отставивают.
  • Печать
  • Сохранить

Tags: 2012, Образование, Публичное выступление

Выступление на совещание о развитии системы дошкольного образования у премьер министра


Д.А.Медведев: Хорошо, Андрей Анатольевич. Спасибо за информацию. Теперь давайте вернёмся сюда и поговорим вообще о системе детского дошкольного образования. Александр Григорьевич (обращаясь к А.Г.Асмоловудиректору Федерального института развития образования, академику Российской академии образования), давайте, наверное, с Вас начнём. Я тут посмотрел, такие умные слова всякие написаны. Я, например, не знаю, что такое «система Монтессори», программа «Содружество» и в чём заключаются элементы вальдорфской педагогики. Вы, наверное, знаете.

А.Г.Асмолов: Дмитрий Анатольевич, есть уникальные инновационные системы дошкольного воспитания. Но если бы мы сейчас превратили наше общение в рассказ об этих системах, ушло бы очень много времени, поэтому я…

Д.А.Медведев: Но это хорошие системы?

А.Г.Асмолов: Для каждого ребёнка должна быть своя чёткая система. Система делается под задачу с учётом индивидуального развития ребёнка, а, по сути дела, то, что сегодня происходит… Когда-то была начата программа, не так давно, «Наша новая школа». Сегодня мы присутствуем при старте программы «Наш новый детский сад» и «Наше новое дошкольное образование». И когда мы эту программу сейчас начинаем, я бы хотел просто обратить внимание на несколько вещей. Первое. Наши дети – это дети сетевого информационного столетия. Они другие, и у них совершенно другие пути и способы общения. Я приведу маленький пример. Недавно (я рассказывал об этом примере) я ребёнку передал книжку «О рыбаке и рыбке» с шикарными картинками. Ему три года. Он взял в руки эту книжку, посмотрел на картинки и стал делать вот такое движение (показывает). Когда он увидел, что не расширяется, не…

Д.А.Медведев: Потерял интерес к этому?

А.Г.Асмолов: Да. Он бросил её и подумал, что это какой-то сломанный айпад, а ребёнку было три года. То есть первое, что надо понимать: это другие дети, дети сетевого времени, информационного века, они по-другому реагируют. У нас, когда мы думаем о новых программах, есть одна сложнейшая проблема: если дети живут в этом информационном мире, им дышат, им рождаются, если они мастера решения нестандартных задач уже, то самая трудная драма – это драма отставания воспитателей и педагогов от наших дошкольников. Я хочу быть правильно понятым, потому что, когда ребёнок этим владеет.. Когда вы спросите ребёнка, который быстро исправил в пять лет мобильный, который дедушка или папа не мог исправить, как он это сделал… Он это просто сделал. Ему не надо объяснять, как он это сделал. То есть мы имеем…

Д.А.Медведев: Он знает просто.

А.Г.Асмолов: Абсолютно точно! Он просто знает. Отсюда есть следующие риски: риск не понять, что мы имеем дело с детьми информационной социализации, и построить совершенно иные программы развития воспитателей. Сделать эти программы – это задача номер один.

Второй риск. Если мы вдруг стандарты школы в прямом смысле перенесём на стандарты уникального мира развития дошкольного детства. И я вдруг себе говорю, извините, просто молюсь: не дай нам Бог впасть в грех ЕГЭ для дошкольников. Вот Вы как-то недавно упомянули, что на себе недавно почувствовали, что такое ЕГЭ, правда, для старшеклассников. Но ЕГЭ для дошкольников, если мы это сделаем, будет опасно. Отсюда нужны стандарты, Вы это упоминали сейчас, я бы хотел это фиксировать. Нужны стандарты вариативного образования для дошкольников именно с учётом уникальных вариантов развития детей. И здесь ключ – не просто знания, не просто умения и навыки, а здесь ключ в том, что эти программы должны у ребёнка сформировать веру в себя и в свои возможности. И это уникально, то, что мы можем сделать. У нас существует целый ряд гениальных классиков нашей психологии и педагогики, которые это делали, и не случайно по нашим программам учатся, не побоюсь этого слова, и в Бразилии, и в Аргентине, и даже в первой в мире по образованию стране – Финляндии - берут наши программы. Поэтому сегодня сделать эти программы – одна из уникальнейших задач, которая перед нами стоит. Отсюда такие маленькие моменты. Очень чётко нужно постараться, чтобы обучение вошло в мир ребёнка через ворота детской игры. Если мы просто перенесём школьные формы обучения на ребёнка, мы с вами очень проиграем, их возможности отпадут. Второй момент: наши дети сегодня – это информационные акселераты в буквальном смысле этого слова. Но возникает серьёзный риск, когда личностное развитие и интеллектуальное входят в дисбаланс между собой. Он информационно, интеллектуально очень ушёл вперёд, но личностная зрелость совершенно другая. Отсюда хочется сделать так, чтобы воспитатели, которым мамы передают часто эстафету общения, стали мастерами общения, не побояться того, чтобы в буквальном смысле они овладевали искусством игры и проходили чуть ли не актёрскую подготовку при работе с дошкольниками и понимали этих дошкольников. Поэтому новый веер, репертуар (вот сейчас Вы упоминали) вариативных программ образования для дошкольников – это то, что нам абсолютно на сегодняшний день необходимо. Что страшно? Страшно, если мы будем рассматривать дошкольное детство как подготовку к школьной жизни. Не ребёнок должен готовиться к школе, а школа должна быть готова к ребёнку. Совершенно другая должна быть постановка вопроса. А то у нас получается так (парадоксальная логика, которая в сознании сидит): ребёнок готовится к школе, школьник готовится к вузу, студент готовится к работе, работник готовится к пенсии, пенсионер готовится…

Д.А.Медведев: Понятно к чему.

А.Г.Асмолов: Да. Получается, что дошкольное детство – это подготовка к смерти. Я очень боюсь этой своеобразной логики, поэтому уникальная самоценность детства и этих программ – не лечь под школу. Наоборот, когда в культуре трудно, очень хочется сказать: «Дошкольники, вперёд!». И в этой ситуации то, что сегодня происходит здесь – это своеобразный… Один замечательный демограф, Вишневский (А.Г.Вишневский), придумал слово «детоцентризм». Сегодня у нас происходит здесь в общении тест губернаторов регионов на детоцентризм, на отношение к детству. Такой тест, который отражает в политике отношение к детству, к его ценности, мне крайне важен. Поэтому вариативные стандарты детства, новые программы детства, избежание опасности введения банальных вещей, связанных с неучётом информационной социализации, для нас необходимы.

И мне кажется, эти шаги сегодня (я иногда очень боюсь сказать, что мы дозрели), в общем, мы должны с вами сделать.

И ещё один, последний момент: сегодня дети очень много играют в компьютерные игры. Эти компьютерные игры – очень замечательная вещь, но нужна психологическая экспертиза компьютерных игр. Когда ребёнка спрашивают, как он решит задачу, что отвечает ребёнок? «Это смотря какое у меня будет оружие и сколько у меня будет жизней», – отвечает он. Возникает особый новый феномен: ребёнку кажется, что он может вернуться туда и обратно, что всё обратимо и в виртуальном мире может возникнуть виртуальная ответственность. Вот это очень опасные явления, о которых я хотел кратко, Дмитрий Анатольевич, когда мы говорим о нашем новом детском саде как уникальном инновационном пространстве богатства и разнообразия нашей страны, упомянуть.

Д.А.Медведев: Спасибо, Александр Григорьевич. Вы начали говорить об информационной социализации, о том, что произошло с детьми. Могу Вам сказать… И, кстати, последние слова об играх – такое ощущение, как будто мы с Вами разговаривали до этой встречи, но мы не разговаривали – навели меня на мысль о том, что всё это произошло гораздо раньше даже, чем мы себе представляем. Речь идёт не о поколении айфонов и айпэдов, которые, как вы говорите, вот так вот «расширяют пальчиками» – это появилось недавно. Я просто помню, что году, наверное, в 1998-м мой собственный ребёнок как раз указал на ту тему, о которой вы только что сказали. Мы с ним плавали в бассейне на отдыхе, он говорит: «Давай туда не поплывём, а то утонем и придётся перезагружаться». Вот это чёткий разрыв между реальной жизнью и виртуальной жизнью, а вернее говоря – его исчезновение, исчезновение разницы между онлайном и офлайном, между реальной жизнью и виртуальным миром. И когда это на таком уровне – это ещё не страшно, но забавно. Но чем взрослее человек, тем у него больше всякого рода искушений, более сложными становятся игры и более серьёзные тесты на зрелость. Я не знаю, можно ли все игры, откровенно говоря, обследовать на этот предмет, просто потому что их огромное множество и они выходят пачками каждый день. Но - факт, что на это обязаны обращать внимание и родители, и школа. Имею в виду, что стереотип поведения задан уже этими вещами. И действительно, это сидит внутри.

Отсюда ещё одна тема, по которой я бы хотел с Вами согласиться, – это проблема подготовленности наших педагогических кадров в детских дошкольных учреждениях. Когда мы начинали программы по нашей школе, я имею в виду национальный проект, у меня были большие опасения с точки зрения подготовленности учителей к новым технологиям. Приезжаешь в какой-нибудь небольшой провинциальный город или деревню и видишь детей (пусть они, может быть, не такие холёные, как в городе, но дети везде дети), которые легко, естественно со всеми компьютерами общаются и учителей, особенно провинциальных учителей, которые просто со страхом смотрят на то, что он делает. Такое ощущение, что не понятно, что в руках у него находится. Я испугался тогда, что мы создадим разрыв поколений, увеличим его. Вы знаете, не получилось этого разрыва. Надо отдать должное нашему учительскому корпусу: они довольно легко это расстояние преодолели. И после того как произошла интернетизация школ (во всех школах появились компьютеры, они меняются регулярно), учителя не боятся их. Это не значит, что каждый из них ложится и просыпается с компьютером, но они не боятся, они способны «тыкнуть», где надо, они знают, что и как происходит, все, начиная от учителей молодых, что понятно, и заканчивая учителями пенсионного возраста. В этом смысле нормально всё, но вот детские сады… Всё-таки там и педагогические навыки нужны другие, и всё-таки там количество хорошо подготовленных педагогов, скажем откровенно, меньше, чем в школах, это очевидно, увы. И здесь нам нужно обязательно на эту проблему обратить внимание.

Ну и в отношении вариативного образования для дошкольников, собственно, мне кажется, даже и комментировать нечего – это абсолютно очевидно, это как раз тот возраст, когда образование не может быть никаким иным, кроме как вариативным, поэтому стандарт нужен, но, действительно, единого госэкзамена не нужно, это правда.

Источник
http://government.ru/docs/20152/

НАВЕРХ