Индивидумом рождаются, Личностью становятся, Индивидуальность отставивают.
  • Печать
  • Сохранить

Tags: 2000-2004, Новая Газета, толерантность, психология, Интервью

Быдл-класс — питательная среда для криминала


Вы боитесь толп футбольных фанатов, заряжающихся от уличных мониторов? Отпустите теперь на публичный просмотр матчей близких и дорогих вам людей, пойдете сами?
       Как бы вы ни поступили – кадры с опустошенной Тверской, горящими автомобилями и опустошенно-горящими глазами взвинченных парней еще долго будут сидеть у всех в подкорке. Ужас – рядом, его притушили, как иномарки, вымели, как улицы, но люди – не витрины дорогих магазинов, их тревогу так сразу невозможно свести на нет. И что с этим делать? Как видят сегодня ситуацию психологи, что советуют? Как объясняют случившееся на Манежной площади?


       Александр АСМОЛОВ, профессор, заведующий кафедрой психологии личности психологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова и кафедрой социальной антропологии Международного университета:

       — Что является причиной драмы? Почему так быстро болельщики превращаются в толпу? Какие причины побуждают людей, по сути не безумных, казаться таковыми?
       Многие считали, что ХХI век перестанет быть веком толп. А он не перестал. Почему? Я полагаю, прежде всего потому, что в России сегодня, как никогда, начинает нарастать искусно организованное поведение социальной группы, связанное с ее превращением в толпу. Матч с Японией – пример тому, как используются любые способы, чтобы вышвырнуть толпу на поверхность.
       — Зачем? Вы тоже считаете, что все это связано со сложностями принятия закона об экстремизме?
       — Нет, связывать эту вспышку с пиаром закона об экстремизме я бы не стал. С моей точки зрения, за всем этим кроется глубинный, сложный механизм, заключающийся в том, что манипулировать и работать с толпой всегда намного легче, чем управлять свободными личностями. Люди-толпы – универсальная возможность манипулирования. Стихия толпы, бунт толпы, ужас толпы, страх толпы – это организуемые вещи, так же как паника, растекающаяся по толпе.
       На подростках всегда проигрывали те или иные экстрим-программы. Мы много говорим: появился ли в России средний класс, мидл-класс, и есть разные подходы к этому вопросу. Но то, что произошло в момент матча с Японией, с моей точки зрения, как лакмусовая бумага, проявляет: в России появился не мидл-класс, а то, что я называю «быдл»-классом. Это — новообразование, оно растет, растет, растет и, как опухоль, охватывает разные социальные слои. Причин немало. Вспомним слова Пифагора о том, что человек есть мера всех вещей. А я все время добавляю, что он сам не имеет меры. И вот появился человек, счастье которого, достоинство которого, интеллигентность которого мерятся рублевым аршином. Хождение рублевого аршина, как оселка, на котором проверяется, кто ты и что можешь, – это одна из опаснейших тенденций общества. 
       Можно десять раз говорить, что мы пошли по рыночному пути, что мы получили статус страны с рыночной экономикой, что в нас влюблена Торговая палата, но вместе с этим растет «быдл»-класс. Он связан с резко меркантильным, утилитарным подходом к миру. «Быдл»-класс явно или неявно ведет себя по формуле: пока и когда единственным критерием является финансовая оценка – все дозволено. Цель оправдывает средства. «Быдл»-класс говорит: мне некогда работать с моими детьми, нет времени, надо зарабатывать – это главное. А уж я найду учителя-репетитора. Это еще одна из характеристик социально-психологического портрета «быдл»-класса. Подростки на Манежной и экстремисты разного возраста – все это растет на теле «быдл»-класса, этот класс – питательный раствор для криминала.
       — Почему он стал расти как на дрожжах?
       — Через язык Третьего рейха блестящий ученый пытался понять менталитет Третьего рейха. А мы играем крутых, пользуемся криминальной терминологией. Наши криминальные авторитеты мечтают пройти путь Моргана, я имею в виду пиратов, ставших цивилизованными хозяевами страны – США, и это нормально. Но легализацию в правовом пространстве можно пройти сравнительно быстро, пространство же культуры — намного труднее.
       Пропаганда патриотизма — как она шла? Ты болеешь за футбол, значит, патриот. Футбольные страсти с острой вспышкой хронического российского патриотизма – это смешно. Это доморощенный, почвенный патриотизм — не гражданский. Болеешь за футбол – патриот России. Это «быдл»-патриотизм. Присягнуть на верность за счет футбольного мяча, расписаться футбольной кровью? Когда была победа над командой Туниса, я думал не о победе. А о волне патриотизма, о том, что мы нагнетаем все эти ситуации.
       — В действиях милиции в момент матча сборной России с японской ошибок не было — к такому выводу пришли власти города. Как вы, психолог, оцениваете эти слова?
       — Ошибок не было. Разрешили реализоваться сценарию — вот и все. Я ненавижу концепции заговоров, но воскресные события на Манежной площади не были стихийными. Количество сотрудников милиции в сравнении с таким количеством народа у монитора – это что, случайность? По Фрейду случайность – это подлинные мотивы поведения. На Манежке случайностей было слишком много, и за этим стоит особая мотивация, идентифицировать которую достаточно трудно, но она есть. Было ли случайностью, что накачивались идеи патриотизма в связи с футболом, истерия? Патриотизм против толерантности? Ты патриот, ты русский – это всегда, во все времена приводит к кровавым последствиям. Случайно ли там оказались бутылки с зажигательной смесью? Стройка с арматурой рядом?
       За неделю перед этим лозунги «смерть жидам», свастика — случайно ли?
       Толпа, связанная с пивным бунтом, породила Гитлера. Мы не знаем, в каком пространстве исторического времени прорвется аналогичное явление. Все говорили: это случайно, смеялись. Досмеялись. Германия — превыше всего, футбол — превыше всего. По спортивным поражениям или победам судили о силе или слабости системы в советские времена. Мы как бы вернулись в них. Да при чем здесь спорт? Разве футбол — мера силы строя? Когда мы придерживаемся формулы «футбол — превыше всего», мы каждый футбольный матч приравниваем к битве за Родину. Психологически это придавливает, как катком, наших футболистов. Они выходят на поле, как на бой за Родину, их поражение расценивается как предательство. 
       Наступает режим либеральной диктатуры, многих это не устраивает, вот в чем все дело. Формула «футбол — превыше всего» – это оружие.
       — Спиртное в неограниченном количестве, выкрики «Россия — для русских, Москва — для москвичей», заведенная, злобная, тяжелая толпа — можно было с ней как-то справиться бескровно?
       — Можно ли манипулировать поведением толпы? Конечно. Толпа имеет ядро и периферию. Пользуясь механикой эмоционального заражения, ее можно очень легко направлять. В свое время на Лубянке агрессию толпы спецслужбы смогли переключить на памятник криком: «Он – золотой!», «Он больше всех виноват!». Спасли Лубянку от разгрома, произошло замещение…
       — Как выходить из таких толп?
       — Главная наука состоит в том, как в такие толпы не попадать. Есть такое известное изречение: умный найдет выход из трудной ситуации, мудрый в нее не попадет… 
       

Источник
http://2002.novayagazeta.ru/nomer/2002/42n/n42n-s01.shtml

НАВЕРХ