Индивидумом рождаются, Личностью становятся, Индивидуальность отставивают.
  • Печать
  • Сохранить

Tags: 2000-2004, Текст, аудио, Эхо Москвы, психология, интернет СМИ, Интервью, радиопередача

Александр Асмолов - в эфире "Эхо Москвы"


Н.БОЛТЯНСКАЯ: В эфире сегодня задает вам вопросы заведующий кафедрой психологии личности МГУ, профессор Александр Асмолов. И на линии у нас Елена, библиотекарь.
А.АСМОЛОВ: Елена, скажите, какие события вас больше всего волнуют?
ЕЛЕНА: Я работаю в научной библиотеке, в библиотеке научного института. Меня волную вопросы, связанные с нашими читателями - что наши научные работники получают не такие большие зарплаты, как бы мне хотелось. И к тому же у нас давно, а я работаю в библиотеке сразу после окончания школы, - меня волнует, что очень давно мы не получали никакой новой мебели. У нас замечательные каталоги, такой каталог, как у нас, единственный в Москве - у нас есть постатейная роспись, но у нас нет современной техники. Вот это меня волнует.
А.АСМОЛОВ: Я понимаю, что вопросы зарплаты и оснащения библиотеки - все это вечные вопросы, которые относятся к замечательному булгаковскому: 'Замечательные москвичи, но квартирный вопрос их измучил', в данном случае библиотечный. Но скажите, сейчас входят уникальные книги, продолжают оставаться и живут уникальные книжные магазины, в которые можно зайти, когда болит душа. В какие из маленьких магазинов, которые как очаги культуры существуют в Москве, вы рискуете зайти, чтобы найти себя?
ЕЛЕНА: Я работаю очень близко от магазина 'Молодая гвардия'. Туда и захожу. Там можно найти все, что душе угодно.
А.АСМОЛОВ: Советую вам добираться до Новокузнецкой, где более интимные магазины. Оказавшись в них, вы, как библиотекарь почувствуете, что там книги поставлены так, что в буквальном смысле этого слова они имеют душу.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас москвич, сценарист Сергей.
А.АСМОЛОВ: Скажите, слово 'сценарист' объемное слово. Какие сценарии развития авторитарности в России вы видите в ближайшие дни, социальные сценарии, и как вы можете их предугадать?
СЕРГЕЙ: Скорее всего, будут приняты законы о цензуре, против которого, кстати, я бы не очень возражал, потому что некоторые вещи по телевидению я бы сам с удовольствием выключал...
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Например?
СЕРГЕЙ: Я очень не люблю программу 'Аншлаг', но когда новый министр культуры заявляет, что ее надо изъять - это неправильно. Если бы был закон, который бы регламентировал пошлость, порнографию... Существует такая передача, как 'Деньги не пахнут', которую ведет Трахтенберг... на питерском телевидении - отвратительное зрелище, непотребное... я бы его с удовольствием не видел.
А.АСМОЛОВ: Если мы в тех или иных формах начинаем использовать цензуру, ужесточение, пресечение - вы не боитесь, что столкнетесь с эффектом бумеранга, и когда принесете свое детище, свой сценарий, цензура ударит по вашему сознанию и вашей судьбе?
СЕРГЕЙ: Не только боюсь. Тот фильм, который сейчас будет сниматься по роману Т.Устиновой 'Мой личный враг', где речь идет именно о телевидении - вполне может попасть под этот закон.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы туда что-то добавили?
СЕРГЕЙ: Добавили редакторы. Я-то настаивал, чтобы это добавление убрать, оставить мелодраматическую линию, но редакторы настояли на своем.
А.АСМОЛОВ: Удачи вам. 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Надо сказать, что некоторая доля саморекламы была сделана очень элегантно. Надежда из Питера: 'Присутствовала на конференции, посвященной теме нетерпимости, где был А.Асмолов. Слушала его с удовольствием'. 
А.АСМОЛОВ: Нетерпимость - моя самая терпимая тема. Надежда, сталкивались ли вы в жизни с проявлениями нетерпимости, разных форм ксенофобии, национальных ограничений? Если сталкивались, в каких формах это выступало?
НАДЕЖДА: Конечно же сталкивалась. В свое время я работала волонтером в правозащитной организации, и мне приходилось очень часто с этим сталкиваться. И даже однажды, за то, что у меня грассирующее 'эр', меня обозвали еврейкой, неизвестно, почему.
А.АСМОЛОВ: Как вы среагировали на это, что всплыло в сознании?
НАДЕЖДА: Ничего особенного. Просто очень удивилась.
А.АСМОЛОВ: Восприняли это как оскорбление?
НАДЕЖДА: Нет, была просто удивлена, потому что это не было ничем обосновано.
А.АСМОЛОВ: То есть достаточно грассирующего 'эр', чтобы быть отнесенной к тем лицам, на которые постоянно идет атака.
НАДЕЖДА: У нас был правозащитный военный пикет, мы раздавали листовки против войны в Чечне, и прохожий так меня назвал.
А.АСМОЛОВ: Задумайтесь сами - когда вы выступаете с лозунгами свобод, с либеральными мыслями, - не оказывается ли часто, что на одно лицо все вместе - и либералы, и демократы, и евреи - все, кто хочет высказать свою мысль, говорит - вот он я, хочу видеть мир по другому. Сталкиваетесь ли вы с подобными ситуациями?
НАДЕЖДА: Сталкиваюсь.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. А на линии у нас Сергей из Омска.
А.АСМОЛОВ: В Омске не говорят, что слишком большое присутствие китайцев заслоняет омскую жизнь?
СЕРГЕЙ: Китайцев? Нет. Вы знаете, в последнее время наблюдается у нас присутствие корейцев, которые работают на строительных площадках, и они достаточно успешно вытесняют наших рабочих. Они отличаются тем, что более дешево и качественно делают работу, и не пьют.
А.АСМОЛОВ: А вы сами как относитесь к этому факту давления иностранцев, появившихся в вашем городе, что испытываете?
СЕРГЕЙ: Как предприниматель я это приветствую, потому что мне это позволяет более динамично, качественно и дешево развиваться. С другой стороны, конечно, если смотреть в перспективу, ничего хорошего из этого не будет. Они будут забирать наши рынки, и постепенно вытеснять...
А.АСМОЛОВ: То есть вы считаете, что есть геополитическая угроза давления мощных стран, которые рядом, и то, что Азия наступает на Россию?
СЕРГЕЙ: Безусловно. Мало того, на факультете международного бизнеса в Омском университете одним из языков, которым я им рекомендую настоятельно заниматься, является китайский. Потому что Китай, безусловно, будет претендовать на наши территории...
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на мировое господство...
СЕРГЕЙ: Да. 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Чем вы занимаетесь?
СЕРГЕЙ: Я управляющий банка. 
А.АСМОЛОВ: Все бредят идеей кризисов, уменьшением количества банков. Газеты то и дело выбрасывают информацию, что пространство банков сужается в России. Какой прогноз у вас?
СЕРГЕЙ: То, что происходит в данный момент, что идут банкротства банков, я приветствую, потому что я в банковском бизнесе достаточно давно, считаюсь опытным работником. Сейчас закрываются банки, которые были "карманными", то есть когда директора крупных предприятий под себя открывали банки, тем или иным способом там зарабатывали. А сейчас эти возможности сужаются, потому что больше порядка в органах власти, хотя и очень сильная бюрократия. В принципе, тенденция нормальная.
А.АСМОЛОВ: Когда вы говорите о порядке, что предпочитаете - диктатуру порядка или диктатуру порядочности?
СЕРГЕЙ: Честно говоря, когда я общаюсь с людьми, для меня важно, чтобы этот был человек порядочный, а затем уже профессионал.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть сначала порядочность, а потом порядок?
СЕРГЕЙ: Конечно.
А.АСМОЛОВ: Я благодарен вам, для меня важен ваш ответ.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Красноярск, ваш коллега, психолог Николай.
А.АСМОЛОВ: Николай, в какой области моей любимой науки вы работаете как душевед?
НИКОЛАЙ: Я консультирую, работаю в детском саду, преподаю в Кризисном центре. Но это практическая детская психология.
А.АСМОЛОВ: Какие чаще, и где более сложные возникают проблемы, с которыми к вам обращаются люди в Красноярске? Например, в детском саду?
НИКОЛАЙ: Это проблема понимания между детьми и родителями. 
А.АСМОЛОВ: У меня вызывают обожание те люди, которые умеют общаться с четырехлетками - эти мастера понимания уникальны. Как вы с ними выходите на контакт?
НИКОЛАЙ: Да они сами выходят - дай бог им...
А.АСМОЛОВ: Действительно, дай им бог. А с родителями сложнее?
НИКОЛАЙ: По-разному бывает. Родители очень разные. Но если родитель заинтересован развить своего ребенка, контакт находим.
А.АСМОЛОВ: Какое будущее вы видите для себя как психолога?
НИКОЛАЙ: Да я не заглядываю, просто работаю.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Делай что должно, и будь, что будет... Успехов вам, спасибо. И на линии у нас москвичка Ирина, директор школы, мать троих детей.
А.АСМОЛОВ: Ирина, как директор школы, в чем вы больше всего нуждаетесь?
ИРИНА: Во взаимопонимании с родителями.
А.АСМОЛОВ: Кто вам может наиболее оптимально помочь, когда вы как директор общаетесь с миром родителей, которые, как мне кажется, в последнее время мастера качания своих прав, и это, по-своему, замечательно?
ИРИНА: Да, это замечательно, с одной стороны. А с другой стороны хотелось бы взаимопонимания. Потому что тут права и обязанности не всегда сбалансированы.
А.АСМОЛОВ: Что для вас более важно как для директора - авторитет власти, или власть авторитета?
ИРИНА: Ну конечно авторитет власти, который должен был бы заключаться в соблюдении законности - тогда у власти был бы в высокий авторитет. А беззаконие не добавляет авторитета власти, мне кажется.
А.АСМОЛОВ: Когда вы с родителями один на один - это дуэль или попытка взаимопонимания?
ИРИНА: На диалог это похоже, на взаимопонимание. Это редко превращается в дуэль. 
А.АСМОЛОВ: Удачи вам и искусства понимания родителей и учеников. А также ваших собственных троих детей.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на лини и у нас Пермь, и снова ваш коллега, Александр.
А.АСМОЛОВ: Как психологическая погода в Перми?
АЛЕКСАНДР: На сегодняшний день Пермь - один из психологических центров, наряду с Москвой и Питером.
А.АСМОЛОВ: Когда говорите 'центр' - что вы вкладываете в это?
АЛЕКСАНДР: Я говорю, что Мерлин - это наш земляк. И даже когда психология была в подполье и была запрещена, в Перми она пользовалась удивительным авторитетом. И сейчас многие вузы имеют кафедры.
А.АСМОЛОВ: Снимаю шляпу перед одним из замечательных психологов, Вольфом Соломоновичем Мерлиным, основателем Пермской школы, и спрашиваю - скажите, какие трудности вы испытываете в своей профессиональной жизни?
АЛЕКСАНДР: Я преподаватель высшей школы. Проблемы одни и те же - прежде всего, с одной стороны, востребованность психологов обществом - это понятно. С другой стороны удивительная безграмотность и неготовность населения воспринимать психологов.
А.АСМОЛОВ: Испытываете ли вы временами комплексы неполноценности как психолог?
АЛЕКСАНДР: Ни в коем случае. 
А.АСМОЛОВ: Вы - счастливый человек. Желаю вам и дальше оставаться человеком с комплексом полноценности. 
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Наверное, совершенно не в тему, но у меня такое сообщение - что пару лет назад, в эфире, у меня же, вы произнесли фразу, кого-то цитируя: 'Дебил евреев не любил, на то он и дебил', - и вопрос: 'как это можно расценивать иначе, как не разжигание национальной розни?'
А.АСМОЛОВ: Дебил евреев не любил, все правильно, - он был дебил. Эта фраза принадлежит гениальному детскому писателю и поэту Борису Заходеру. И это никак не разжигание национальной розни. Это диагностика любых националистских движений. Именно эти националистские движения порождают нетерпимость, ненависть, и ведут человечество к экстремизму и смерти. Поэтому эта фраза никак не разжигание, а просто социальный диагноз тех, кто разжигает национальную рознь.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Эдуард, предприниматель из Нижегородской области.
А.АСМОЛОВ: Сейчас очень много моментов, касающихся движений в среднем и малом бизнесе. Какие основные тенденции малого и среднего бизнеса вы чувствуете сегодня в России?
ЭДУАРД: Я наверное скажу, что бы хотелось чувствовать.
А.АСМОЛОВ: Замечательно. Постройте ваше желаемое будущее в бизнесе.
ЭДУАРД: Желаемое будущее - чтобы не то, чтобы помогали, а чтобы не мешали.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А кто вам мешает?
ЭДУАРД: Да вы знаете, многое.
А.АСМОЛОВ: Главные мешатели?
ЭДУАРД: По алфавиту: 'а' - администрация города, налоговая инспекция - может просто ни с чего заставить напрягаться со страшной силой. Причем действительно ни с чего, действительно...
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пожарные, санитарные?
ЭДУАРД: Это даже говорить не хочется. 
А.АСМОЛОВ: Если бы вы сегодня стали президентом России, какие бы предприняли шаги по поддержке малого и среднего бизнеса?
ЭДУАРД: Сегодня вряд ли - воскресенье. Вот завтра если...
А.АСМОЛОВ: Утро вечера мудренее, давайте про завтра.
ЭДУАРД: Уменьшил бы налоги, и по возможности... я все-таки законченный оптимист, - вот такой диагноз...
А.АСМОЛОВ: А я эволюционный оптимист. Пока еще, правда, не законченный...
ЭДУАРД: Я - генетический оптимист. И надеюсь, - просто деваться некуда, - что так и будет. Потому что тут путь один - или ослаблять, и давать работать и зарабатывать, и жить.
А.АСМОЛОВ: То есть изменение налогового законодательства, уменьшение, и уменьшение бюрократического груза?
ЭДУАРД: А в общем и целом это и будет общее потепление климата. Без этого просто невозможно. 
А.АСМОЛОВ: Вместе будем надеяться на завершение ледникового периода для малого и среднего бизнеса.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Удачи вам. Меня упрекают уже в том, что я подбираю вам только доброжелательных собеседников. Я позволю себе зачитать хамский вопрос на пейджере: 'Где вы взяли этого лоха?'. А автор этого сообщения, Борис, у нас на линии.
А.АСМОЛОВ: Борис, когда вы говорите 'лох' - какой смысл вы вкладываете в это уникальное понятие?
БОРИС: Я вкладываю то, что вы неадекватно отвечаете людям.
А.АСМОЛОВ: Критерии адекватности и неадекватности в вашем понимании мира?
БОРИС: Вы на детские вопросы даете детские ответы?
А.АСМОЛОВ: Не считаете ли вы, что детские ответы и детские вопросы это самое трудное? У вас есть дети?
БОРИС: Есть. 4 и 5 лет.
А.АСМОЛОВ: Всегда вам легко отвечать на детские вопросы?
БОРИС: Не всегда.
А.АСМОЛОВ: Значит, мы приходим к общему выводу - что детские вопросы иногда почище, чем многие недетские вопросы.
БОРИС: Ну, это схоластика.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Если мы понимаем, что это такое.
А.АСМОЛОВ: Схоластика вещь трудная, но я просто повторю вашу фразу - вам не всегда удается найти ответ на поставленные вашими детьми вопросы? Правильно?
БОРИС: Правильно.
А.АСМОЛОВ: Удачи вам.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Санкт-Петербург.
СЕРГЕЙ: Я закончил педагогический институт и режиссерский факультет театрального института. Но оказывается от бога и от жизни я совсем другой человек - психолог, экономист и изобретатель. 90% нашей молодежи заканчивает тот или иной вуз, а потом работают не по специальности. Мной разработана программа, как сделать так, чтобы дети после школы правильно сориентировались.
А.АСМОЛОВ: То есть вы одновременно и мастер педагогического мастерства, и мастер театрального искусства. Что бы вы предложили 11-классникам?
СЕРГЕЙ: Их корни находятся в первом классе. Надо, чтобы они в 8-9-10 классе не сели на наркотики, а что-то обретали и создавали... надо с 1 класса внедрять в них понятие самостоятельно думать, фантазировать.
А.АСМОЛОВ: Как бы вы определили формулу обучения для человека, который пришел в свой первый класс?
СЕРГЕЙ: Мною создана программа, при внедрении ее в школьную программу, после школы мы получаем готовых изобретателей. Нашей экономике нужно больше изобретателей, чем экономистов с дипломами. 
А.АСМОЛОВ: Кто для вас идеал изобретательства? В истории культуры было немало изобретателей.
СЕРГЕЙ: Для того, чтобы экономика пошла вперед, нам нужно больше изобретателей, я так думаю. Потому что смотрите, что творится - война бензина... 
А.АСМОЛОВ: Я вас понял. Я хочу вам пожелать, и всем, кто нас слушает, чтобы они поверили вам, что России нужны творческие люди.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Нина Михайловна, библиотекарь, бабушка.
А.АСМОЛОВ: Было сказано замечательное слово 'бабушка' - как вы ощущаете себя бабушкой, что для вас самое важное в вашей жизни бабушки?
НИНА: Очень любит моя малышка, когда мы читаем стихи. Мы уже давно прошли 'Муху-Цокотуху' и 'Тараканище', мы читаем 'Мистер-Твистер', очень любим 'Королевский бутерброд'.
А.АСМОЛОВ: У вас есть пластинка, где Юрский исполняет 'Королевский бутерброд'?
НИНА: Есть. 
А.АСМОЛОВ: Наверное, ваша внучка подрастет и будет слушать 'Поручика Нилина' в том же гениальном исполнении?
НИНА: Надеюсь. 'Евгения Онегина' мы еще не читали, но приближаемся.
А.АСМОЛОВ: Ваша малышка - это ваше счастье?
НИНА: Да. Еще какое. Чудо.
А.АСМОЛОВ: Могу только сказать - вы сами чудо. Счастья вам.
НИНА: Спасибо большое.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Светлана, востоковед. 
А.АСМОЛОВ: Какой институт у вас за плечами?
СВЕТЛАНА: Институт стран Азии и Африки МГУ.
А.АСМОЛОВ: Мы с вами соседи, земляки по университету. Скажите, как вы оцениваете ислам, исламский фактор, и легкую характеристику термина 'фундаментализм' в нашей культуре?
СВЕТЛАНА: К сожалению, может быть, к счастью, я не посвятила свою жизнь изучению ислама, я занималась Кореей, и не совсем знакома с исламской цивилизацией, но на самом деле экспансия исламской цивилизации, ислама во всем мире очевидна, и я думаю, что то, что мы имеем, это просто начало установления молодой агрессивной религии.
А.АСМОЛОВ: Вы как мастер анализа Кореи, скажите, насколько сейчас в Корее сильно движение Преподобного Муна, который в 50-е годы двинулся по миру, насаждая свою религию как секту?
СВЕТЛАНА: Он получил должную оценку. Но вообще мне кажется, что для корейцев характерно предаваться таким идеям, они религиозны, и конечно, определенная часть ортодоксальными религиями увлекаются. Но он получил свою оценку, он осужден в своей стране.
А.АСМОЛОВ: Согласны ли вы с вечной формулой: 'Запад есть запад, восток есть восток, и вместе им не сойтись'.
СВЕТЛАНА: Думаю, что в 21 веке формула устаревшая. Сейчас мы имеем дело с каким-то синтезом, но, тем не менее, контакт цивилизаций все равно происходит, и на гранях этой цивилизации все равно происходят неизбежные волнения.
А.АСМОЛОВ: Еще более полного вам диалога с восточной цивилизацией.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Асия, написала: 'Я - мусульманка, люблю всех русских, евреев и чеченцев. Выходя на улицу, всегда молюсь, чтобы Всевышний оградил меня от нападений, которым я подвергаюсь в метро почти каждый день по пути на работу и обратно'.
А.АСМОЛОВ: Вы говорите о нападениях каждый день - что вы испытываете?
АСИЯ: Двоякое чувство. Я либо подвергаюсь нападению, либо мне уступают в метро место. И в том, и в другом случае, у меня наворачиваются на глаза слезы. Уступают мне место благородные люди, это мужчины, женщины, - я их всех люблю, и мне хочется кричать на весь вагон, что я их люблю. И на меня накатывается волна любви к этим людям, к соотечественникам.
А.АСМОЛОВ: Толерантность как искусство жить с непохожими людьми необходимо сегодня человечеству? И не является ли оно выходом, когда мы проводим диалог с разными нациями, разными религиями и культурами?
АСИЯ: Толерантность - это основа современной жизни. Без толерантности мы будем загнаны в тупик, и наверное, это будет страшная война, которая может возникнуть из-за ненависти, из-за простого непонимания людей, непонимания культуры.
А.АСМОЛОВ: Подписываюсь буквально под каждым словом, что вы сказали. И разрешите процитировать ваши слова в моем журнале, который называется 'Век толерантности'.
АСИЯ: Большое вам спасибо. Я всегда слушаю вас с удовольствием.
А.АСМОЛОВ: Кланяюсь и вам. Душевных сил и толерантности, большого его запаса в нашем сложном мире.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Соня, 9-классница.
А.АСМОЛОВ: Соня, о чем думаете, когда просыпаетесь по утрам?
СОНЯ: О собаке в основном.
А.АСМОЛОВ: А что у вас за собака? Ваш близкий друг?
СОНЯ: Один из самых близких друзей, наверное.
А.АСМОЛОВ: А как мыслите свое будущее? Как вы видите себя в этом будущем?
СОНЯ: Я предполагаю, что это будущее будет очень интересным, насыщенным, что будет много новых открытий и учебы, и это будет обязательно интересно.
А.АСМОЛОВ: Если бы вам предложили выбрать любой вуз, который захотите, вы бы какой назвали?
СОНЯ: На данный момент, честно говоря, МГУ. Психологический факультет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так это ваши люди в городе, Александр Григорьевич.
А.АСМОЛОВ: Тогда мы с вами обсудим проблему зоопсихологии, уникальной психологии и создадим службу, где собаки помогают детям избавляться от многих проблем, кинологически-психологическую службу.
СОНЯ: Как раз недавно я про это статью читала - про больных детей, и что обучение с собаками помогает им реабилитироваться, находить свое место в жизни.
А.АСМОЛОВ: Я желаю себе чтобы вы сохранили интерес к этому, и тогда через несколько лет встретимся и еще раз поговорим.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо вам, Соня. А на линии у нас Александр, менеджер нефтяной компании.
А.АСМОЛОВ: Александр, в какой нефтяной компании вы работаете?
АЛЕКСАНДР: Я работал в разных, сейчас работаю в компании 'Транснефть', это монополист по поставке нефти по перекачке...
А.АСМОЛОВ: Как вы относитесь к ситуации, которая происходит с нефтяной компанией ЮКОС?
АЛЕКСАНДР: Вы знаете, я как бы весьма положительно отношусь к этой ситуации. Дело в том, что действительно ресурсы принадлежат государству, а ну... даже как бы налоги не платятся - это не есть хорошо. Хотя, конечно, у нас, как в евроазиатском государстве нужно понимать, что политический аспект там присутствует. Но в то же время обязать все нефтяные компании, включая 'Лукойл', чтобы все добросовестно платили налоги - это просто необходимо сделать. Иначе нищета среди пенсионеров, образование, наука...
А.АСМОЛОВ: Считаете ли вы, что такая сложная ситуация, как неуплата налогов, причина этой нищеты, или ситуация гораздо более сложная?
АЛЕКСАНДР: Вы понимаете, я не исключаю того, что и 'Лукойл' тоже не совсем добросовестно платит налоги, но я не владею ситуацией там, не могу судить. Просто исходя из общего положения думаю, что в 'Лукойле' тоже...
А.АСМОЛОВ: Считаете ли вы, что тюремное воспитание лидеров нефтяных компаний - это тут путь, по которому должна идти наша страна?
АЛЕКСАНДР: Нет, вы знаете, я все-таки как бы думаю, что нефтяные ресурсы должны быть в значительной степени национализированы...
А.АСМОЛОВ: Это разные вопросы. Можно считать, что они должны быть национализированы, можно считать, что они должны быть приватизированы, но я задаю вопрос - путь посадки в тюрьму является ли способом исправления налоговых ситуаций?
АЛЕКСАНДР: Если мы обратимся к США, то там это приветствуется, воплощается в жизнь.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: У вас есть свое мнение на этот счет?
АЛЕКСАНДР: Это может быть эффективная, крайняя мера воздействия, но ее тоже нужно принимать...
А.АСМОЛОВ: Эффективна ли, с вашей точки зрения, смертная казнь - как мера пресечения?
АЛЕКСАНДР: Это принципиального значения не имеет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ваш ответ понятен. А на линии у нас Ольга, воспитатель детского сада, которая написала, что хотела пообщаться с профессионалом.
А.АСМОЛОВ: Скажите, какие проблемы и трудности у вас, как у человека, постоянно работающего с детьми и их родителями?
ОЛЬГА: Очень часто встречаюсь в своей практике, что то, что есть в семье, ребенок несет в детский сад. И порой общаешься с родителями, говоришь о проблемах в их семье, родители закрывают на это глаза, и это порой трудно - хочешь установить отношения с родителями, объяснить их ситуацию в семье, но родители закрывают на это глаза, или считают, что я молода, и ничего не понимаю. И это очень тяжело, потому что видишь, как эти проблемы отражаются на детях.
А.АСМОЛОВ: Иными словами получается, что дети - воплощение установок их родителей? Вы об этом хотите сказать?
ОЛЬГА: Да.
А.АСМОЛОВ: А как вы боретесь с психологической слепотой и глухотой родителей, когда сталкиваетесь с этим? Находите ли вы обходные пути?
ОЛЬГА: Конечно, очень часто это установление более теплых и дружеских отношений с родителями, и конечно же, самое главное - прежде чем говорить о проблемах ребенка, нужно говорить о плюсах ребенка, о его победах и успехах.
А.АСМОЛОВ: Что для вас более значимо - воспитывать ребенка, или дружить?
ОЛЬГА: Конечно, дружить.
А.АСМОЛОВ: Я очень рад этому пониманию. Воспитание детей - это, прежде всего, дружба с ними. Удачи вам.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И на линии у нас Аня, экономист, двое детей.
А.АСМОЛОВ: Аня, что вас больше волнует - проблемы работы или двое растущих рядом с вами детей?
АНЯ: Только дети. Конечно, это самое первое и самое главное для меня - это мои девочки.
А.АСМОЛОВ: Какие у вас проблемы с девочками?
АНЯ: Одна у меня закончила школу, на первом курсе, а вторая 3-классница. Мне очень хочется, чтобы они были счастливыми, чтобы они все время радовались жизни, наслаждались ею, чтобы проблем у них было поменьше. Чтобы солнечно у них было. Семья у нас хорошая, отношения добрые вообще в семье, и между девочками тоже. Хотя какие-то мягкие конфликтные ситуации у них бывают.
А.АСМОЛОВ: Да здравствует ваша счастливая семья, удачи вам.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. И на линии у нас Леонид. Какой город?
ЛЕОНИД: Екатеринбург.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Кто вы по профессии?
ЛЕОНИД: По профессии я экономист, немножко занимаюсь мелким бизнесом.
А.АСМОЛОВ: Скажите, как вы проводите свободное время, если оно у вас есть?
ЛЕОНИД: Его у меня не очень много, в основном я читаю, и стараюсь смотреть хорошие отечественные фильмы, поскольку хороших зарубежных фильмов я не могу назвать много.
А.АСМОЛОВ: Сталкиваетесь ли вы часто с агрессией?
ЛЕОНИД: Знаете, не настолько много, как могло бы показаться. Видимо потому, что я, как мне кажется, умею находить общий язык.
А.АСМОЛОВ: А как вам это удается делать?
ЛЕОНИД: Не знаю. Чисто интуитивно.
А.АСМОЛОВ: Приветствую вас как практического мастера общения, и желаю удачи.
ЛЕОНИД: Спасибо. А вопросов никаких не будет?
А.АСМОЛОВ: А разве вы не слышали вопросы? Хорошо, кто ищет вопроса, тот его находит - в сфере экономики что является вашим идеалом, какое общество вы хотели бы видеть?
ЛЕОНИД: Ничего себе вопросик... Вы знаете, я бы хотел видеть такое общество, где каждый стоит столько, сколько он стоит.
А.АСМОЛОВ: Блестящий ответ. Желаю вам оказаться в таком обществе, и не дай бог испытать вам разочарование. Удачи.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И, видимо, последний на сегодняшний день собеседник. И еще один Леонид, преподаватель РГГУ.
А.АСМОЛОВ: Скажите, если бы в мире было возможно сочетание двух культур - культуры полезности и культуры достоинства, какую вы, как преподаватель РГГУ, предпочли бы в своей жизни?
ЛЕОНИД: Трудно ответить, поскольку трудно разделить одно от другого.
А.АСМОЛОВ: То есть культура полезности и культура достоинства в жизни личности практически близкие, с вашей точки зрения, категории?
ЛЕОНИД: Практически одно и то же.
А.АСМОЛОВ: Но когда к вам обращаются и вами манипулируют - вы испытываете какую культуру - полезности или достоинства?
ЛЕОНИД: Я не поддаюсь на манипуляции...
А.АСМОЛОВ: Это уникальный иммунитет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как вам удается?
А.АСМОЛОВ: Действительно, как вы достигаете подобной вещи, может быть вы поделитесь рецептом антиманипуляции...
Н.БОЛТЯНСКАЯ: "Три обезьянки"?
ЛЕОНИД: В моей ситуации, может быть, легче, поскольку не та степень полезности, которая ставится перед такой необходимостью... уклоняться от подобных попыток.
А.АСМОЛОВ: Вопрос очень конкретный - каким будущим вы видите будущее РГГУ, одного из либеральных университетов России?
ЛЕОНИД: В настоящее время не очень радужным.
А.АСМОЛОВ: То есть вас не посещает волна оптимизма?
ЛЕОНИД: Понятно. Увы, и меня тоже.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И две минуты - на подведение итогов у нас осталось.
А.АСМОЛОВ: Подведение итогов всегда достаточно сложная вещь, и вместе с тем меня поразили люди, которые звонят и делятся своим счастьем. Это самое замечательное, что может быть. Такие люди, как бабушка, люди из счастливых семей, люди, которые восторгаются своими дочерьми - это значит, что при всех перепадах культуры у нас с вами все-таки есть будущее. И я надеюсь, что это будущее будет будущим культуры достоинства, а не культуры манипуляций и культуры полезности.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Извините меня за резкость - еще не все похоронены жертвы Беслана, а кто-то может быть себе позволить быть счастливыми?
А.АСМОЛОВ: На это отвечу следующее - еще не все похоронены жертвы Беслана и у людей огромные раны, и это кровоточащие раны сознания, они есть. И вместе с тем, какие бы ни были кровоточащие раны, мне даже трудно об этом говорить - и Беслан, и Холокост, и несколько взрывов в Москве - мы должны вырваться за пределы этой тьмы.



НАВЕРХ