Индивидумом рождаются, Личностью становятся, Индивидуальность отставивают.
  • Печать
  • Сохранить

Tags: 2005-2008, Текст, аудио, Радио "Свобода", Образование, актуальные события, школьная психология, интернет СМИ, радиопередача

Экзаменационный стресс


 

Автор и ведущая Татьяна Ткачук

Татьяна Ткачук: Экзамены - как бы мы ни ждали их и ни готовились, всегда - стихийное бедствие. Напряжение, которое испытывают сдающие экзамен, можно приравнять к выполнению работ на пределе физических возможностей. И если одного стресс стимулирует, другого вводит в ступор. Стоят ли экзамены затраченных на них нервов? И определяют ли они реально уровень знаний абитуриента? Об этом - сегодняшний разговор с  заведующим кафедрой психологии личности МГУ Александром Асмоловым. Мне любопытна такая деталь: делает ли педагог при оценке результата экзамена серьезную скидку на то, что студент или человек, сдающий экзамен (в случае, например, автошколы), находится в состоянии стресса?

Александр Асмолов: К сожалению, история культуры пока не придумала более удачных путей диагностики наших знаний, чем экзамен. Тем самым мы заложили в культуру стресс. У индейцев это называлось инициация, у нас это называется экзамен. И когда мы сталкиваемся с этой ситуацией перманентного стресса, то, как преподаватели, стараемся так или иначе смягчить ее: через увеличение времени, ибо экзамен - это принятие решения в условиях дефицита времена; через возможность пользоваться информацией.

Эти пять дней для меня были стрессом, последние пять дней, потому что я принимал экзамены у 150 студентов факультета психологии. Не знаю, как для них, а для меня это было тяжеловато, поэтому я очень просто сказал: "Вы можете пользоваться любыми книгами, можете пользоваться конспектами. Если вы знаете, где искать, то это уже великое дело. А там уже я, как преподаватель, увижу, каждый сколько жизненно стоит".

Татьяна Ткачук: Александр Григорьевич, вопрос к вам: где психологи, которые могут помогать школьникам?

Александр Асмолов: Как есть хорошие учителя и учителя, у которых есть перспективы развития, так же есть и замечательные школьные психологи. И школьный психолог выступает, если он талантливый человек, как "мастер по неодинаковости". И самое тяжелое, если мы будем видеть в психологе человека с тестом или анкетой в руке, потому что главное для психолога - это искусство общения и понимания другого человека. Поэтому как какой школе повезло. Судя по тому, что сказано, некоторым школам, к сожалению, не везет.

В целом же психологи очень четко могут работать со стрессовыми ситуациями, в том числе такими, как стрессовая ситуация экзамена. Они могут подготовить к целому ряду технологий, которые помогают овладеть собой в этой ситуации и не превратить себя в кучу гуляющих конфликтов.

 

Татьяна Ткачук: Александр Григорьевич - как психолог, в первую очередь, и как преподаватель, принимающий экзамены в очередь вторую - можете вы что-то посоветовать людям, которым предстоит завтра, послезавтра, в какие-то ближайшие дни экзамен? Что с собой можно сделать, как с собой можно справиться? Наверное, валерьянки чересчур много выпить нельзя - можно прийти "квелым", не собраться, не мобилизоваться. Снотворное пить тоже нельзя, потому что с тяжелой головой пойдешь. Что делать?

Александр Асмолов: Психолог, как и врач, вряд ли рискнет давать универсальный рецепт, не видя лицо, глаза человека, которому он советует.

Татьяна Ткачук: Тогда скажите, чего не делать?

Александр Асмолов: Вместе с тем (вы предугадали, о чем идет речь) есть несколько простых вещей. Я бы всем хотел напомнить гениальную психотерапевтическую сказку "Крошка Енот", в которой Енот пошел доставать воду или что-то для своей мамы и не мог перейти речку, потому что кто-то грозил ему из реки, кто-то нападал на него, кто-то хотел его изгнать. И тут последовали советы: не грози тому, кто сидит в пруду, а улыбнись тому, кто сидит в пруду. Если вы помните замечательный фильм "Операция Ы, Или Приключения Шурика", там с иронией говорится: "Каждый экзамен для меня праздник, профессор!" По сути дела, если мы иронично умеем относиться к самим себе, правило самоиронии - одно из лучших правил жизни. Если мы понимаем, что экзамен - это не финиш, а это только начало и возможность проверить свои силы и способности, не превращаем его в финальную черту (за экзаменом - все, за экзаменом - конец), то все будет хорошо. Это начало, одно из испытаний, и мы идем на эти испытания, и это нормально.

Татьяна Ткачук: Александр Григорьевич, а педагог, принимающий экзамен, увидев ученика, настроенного самоиронично, не воспримет это на счет его недостаточно серьезного отношения к предмету, к преподавателю, который сидит напротив его, не подумает, что это такой "пофигист" пришел, который сидит и улыбается? Не вызовет ли это раздражение?

Александр Асмолов: "Апофигей" - это черта немалого количества современных студентов, и когда приходит такой студент с "апофигеем", то надо отпаивать валерьянкой профессора. В этой ситуации я могу лишь сказать, что если вы профессиональный преподаватель и видите ласковую иронию студенту ко многим вопросам, которые вы задаете, если вы видите, что он критичный (а критичность - это умение видеть разные сценарии в той или иной ситуации), человек, который умеет иронично обращаться к себе, - зрелый человек. А что такое зрелость? Это умение видеть разные варианты решения. Поэтому это только выигрышно.

Я ввел, пытался ввести в России вариативное образование, и оно в какой-то мере живет. И здесь, я могу сказать, возможны варианты. Читайте книгу, которая называется "Как стать несчастным без посторонней помощи".

 

Татьяна Ткачук: Вот есть две основные идеи у специалистов, которые изучают экзаменационный стресс. Часть специалистов считает, что экзамены в школе, в частности, нужно сдавать каждый год, начиная с четвертого класса, как это было прежде. И нам на сайт об этом пишет, например, Виктор Дубровский, и еще есть несколько писем о том, что сдавали каждый год, и никаких особенных проблем с экзаменами не было. Часть специалистов считает, что экзамены вообще нужно отменить, и только таким образом можно сохранить здоровье населения. Какая точка зрения вам ближе?

 

Александр Асмолов: Я бы хотел сказать, что эта точка зрения имеет очень много полюсов и много оттенков. Прежде всего, я хочу сказать несколько слов в защиту стресса и выступить своего рода адвокатом стресса. Когда мы приговариваем, что стресс - это только падение, это только тревога, мы не учитываем описанных гениальным канадским психофизиологом Гансом Селье всех последствий стресса. Стресс имеет следующую функцию: стресс - это мобилизация, стресс - это увеличение в ряде ситуаций возможностей принятия решений. Поэтому вывешивать на слове "стресс" черепушку с двумя костями "Не влезай - убьет!" не будем спешить. И стресс очень часто помогает увеличиваться поиску творчества, как это ни парадоксально. Это одна из линий.

И я был бы убого односторонен, если бы не сказал следующее: экзамен - это всегда конкуренция. А конкуренция не единственный способ развития. Есть молчаливая одаренность, есть тихая одаренность, а не только олимпиадная. Некоторые олимпийцы (а Олимпиада - это тоже, как вы понимаете, ситуация экзамена) научились, натаскались, надрессировались быстро решать задачи. А рядом сидят те, кто может решить в неспешной ситуации и прийти ко многим другим решениям. Иными словами, беда экзаменов, что они не учитывают индивидуального стиля развития ребенка, - вот это одна из главнейших бед.

И, наконец, беда экзаменов, что они не учитывают, что такое образование. Образование - это путь к достижению личностного и профессионального успеха, а не только передача знаний. Если мы рассматриваем образование как путь достижения успеха, если мы понимаем, что образование сегодня в культуре - это социальный институт, обеспечивающий рост конкурентоспособности личности, общества и государства, то конфликты, которые развивают вас, необходимы. Но если эти конфликты как тропический ливень, тогда будет другая ситуация в жизни.

Татьяна Ткачук: Всегда ли такое напряжение во время экзамена и его результаты свидетельствуют о реальном уровне знаний ученика? Напрягся, пришел, сдал, написал:

 

Александр Асмолов: Я бы хотел достаточно жестко сказать, что существует огромная опасность свести все проверки интеллекта к процедурам экзамена. На самом деле существует целый ряд процедур диагностики знаний, которые не погружают вас в ситуацию критического стресса. Во многих странах Европы не надо сдавать экзамен, когда вы поступаете в вуз. Вы все поступаете в вуз только потому, что вы решили поступить в этот вуз. Но в течение года постепенно те, кто вдруг осознает, что это не то, что это не его личностный, профессиональный выбор, они потихоньку отпадают, не проходя через экзаменационные экзекуции. Это один момент.

Второе, у нас возникает новая опасность под названием Единый экзамен. Единый экзамен - это избыточно стандартизованная процедура оценки знаний, в основном направленная на память, на репродукцию, а не на решение творческих задач. Следовательно, мы ищем с вами решение многих проблем, как в известном анекдоте, "под фонарем". Поэтому давайте подумаем не об экзаменах, если хотим, чтобы человек был готов к миру, а о том, что он должен в школе обучиться решать задачи с недостаточными данными, с избыточными, а не задачи, в которых все дано.

Человек должен учиться решать жизненные задачи, школа должна стать школой подготовки к поведению в неопределенных ситуациях. И тогда стресс перестанет быть врагом, а неопределенность окажется нормальной ситуацией в жизни.

Татьяна Ткачук: Александр Григорьевич, посмотрите, что происходит. Мы стараемся расширить рамки нашего разговора и углубить его, а каждый следующий звонок нас все равно возвращает к стрессу, который происходит именно во время экзаменов. То есть наши слушатели хотят говорить об этом. И вот что любопытно: боящиеся экзаменов школьники и студенты предпочитают искать причину тревоги в любых внешних факторах, но только не в своем уровне знаний. Я вам приведу цифры: 49 процентов опрошенных сказали, что боятся плохого билета (то есть здесь вопрос удачи - повезет или не повезет?), 21 процент боится недоброжелательности экзаменатора, 11 процентов назвали причиной неуверенность в себе (как черту характера - "я не очень уверен в себе"), 10 процентов сослались на плохое физическое самочувствие и только 8,5 процента студентов указали на низкий уровень собственных знаний.

У меня к вам вопрос как к преподавателю. Перед вами сидит студент, и все-таки мы пока говорим про экзамен, который никто не отменил, вот он происходит. Всегда ли вы способны угадать, насколько действительно студент знает ваш предмет, в зависимости от того, как он себя ведет? Хватает вам на это интуиции, опыта? Или вы даже не задаетесь такой целью в ряде случаев, скажем так?

Александр Асмолов: На ваш корректный вопрос я дам хвастливый ответ. В этом году 33 года как я преподаю у себя на факультете психологии в Московском университете. За несколько лет, как говорят, можно и зайца научить на барабане играть, поэтому преподаватели, имея опыт и ремесло, могут оценить по ряду признаков, как ведет себя студент, как сидит (даже не по тому, как говорит), - что знает студент. И потом, мы же знаем студента не в дни, когда он приходит с вами общаться, а мы все-таки общаемся через семинары с ним постоянно.

Татьяна Ткачук: Ну а если это вступительные экзамены, вы видите его впервые в жизни?

Александр Асмолов: Если это вступительные экзамены, и преподаватель видит его впервые в жизни (что не бывает с психологами, потому что нет вступительного по психологии), то здесь, действительно, приходит интуиция преподавателя как главная школа понимания в этих ситуациях.

Татьяна Ткачук: Слава богу, что нет вступительного по психологии, потому что вот так попадешь на вступительном экзамене к психологу - он же тебя раскусит, расколет вмиг. Если ты ничего не знаешь, но умеешь уверенно себя вести, то с психологом этот номер не пройдет.

Александр Асмолов: Но вы сказали очень интересную вещь: что все стараются приписать причины не своим способностям, а каким-то другим ситуациям. Я только приведу по этому поводу следующий пример. Вы всегда в жизни можете встретить человека, который в ситуации неудачи скажет: "Знаете, у меня плохая память". Вы можете встретить человека, который скажет: "Знаете, у меня неважный характер, поэтому так получается". Но где вы найдете человека, который подойдет и вам скажет: "Ну и дрянь же у меня интеллект!" или "Ну и дрянь же у меня личность!" Такого не бывает.

Татьяна Ткачук: Пожалуй, вы правы.

Слушатель: Сегодня пошла такая практика, что в основном упор на огромное количество дат, на огромное количество имен, выучить их практически невозможно. В этой связи делается ли что-то для того, чтобы был отход от этой тенденции в сторону понимания глубинных каких-то процессов?

Александр Асмолов: Нормальная тенденция школы - превратить любые учебники в учебники понимания. Без этого ничего не произойдет. Если школа учит только тому, чтобы вы вспоминали, когда была Куликовская битва, это неверно. Поэтому еще раз хочу сказать, есть блестящие учебники ("Учебник Средних веков" Гуревича и других) по истории, в которых рождается понимание ментальности характера, личности, и они не сводятся к тому, чтобы зазубривали избыточное количество фактов (для этого нужно иметь компьютер).

Источник
Радио Свобода

НАВЕРХ