Индивидумом рождаются, Личностью становятся, Индивидуальность отставивают.
  • Печать
  • Сохранить

Tags: 2000-2004, Текст, личное, интернет сайт, Публичное выступление

Биография счастливого человека


В зале «Амфитеатр» МЕОЦа прошла очередная творческая встреча с интересным и неординарным человеком, Александром Григорьевичем Асмоловым – заведующим кафедрой психологии личности, доктором психологических наук, членом-корреспондентом Российской академии образования. Он стоял у истоков демократической России, являясь при Ельцине первым заместителем министра образования. Александр Григорьевич много сделал для развития еврейского самосознания в теперешней России. Без преувеличения скажу, что Александр Григорьевич Асмолов обладает оригинальным видением мира. В то время как большинство людей переживает из-за своего возраста и скрывает его, Асмолов считает, что возраст не связан с количеством прожитых лет и является физической, возрастной, психологической и социальной категорией.

«Называя такие имена, как Блюхер, Якир, Тухачевский, люди не помнят, что этим деятелям было не так много лет, когда они становились полководцами, брали ответственность за принятие решений… В двадцатые годы Лев Семенович Выготский, к школе которого принадлежу, вместе с Александром Романовичем Лурией создали уникальную, мировую школу психологии. Они боролись за нее дерзко и яростно».

Когда Александру Романовичу Лурии было 15 лет, он написал письмо Зигмунду Фрейду: «Господин Зигмунд Фрейд! В Казани создано общество психоанализа. Президент Александр Лурия».

Не очень удивляет, что пятнадцатилетний мальчик стал автором подобного послания. Необычно другое – Лурия получил ответ: «Я рад приветствовать появление в Казани первого психоаналитического общества в России. Зигмунд Фрейд». Так в России происходило зарождение и становление психологии как науки.

Характеристикой социального возраста личности – очень динамичного состояния – доктор психологических наук называет готовность человека брать на себя ответственность и принимать решения. Психологический возраст личности определяется векторами интересов человека и мотивов его действий. «Ты молод, если твои векторы направлены в будущее. Какие бы вихри ни бушевали в культуре, люди могут чувствовать себя счастливыми, пока у них есть ощущение перспективы. По той же причине я называю себя счастливым человеком. И тут хочется вспомнить слова Льва Семеновича Выготского: “Будущее вундеркинда в его прошлом”».

Силу личности Александр Григорьевич считает явлением уникальным: «Нет ничего выше мощи личности! Мы живем либо в системе координат культуры достоинства, либо в системе координат культуры полезности. И обе эти культуры очень важны».

Себя хвалить стыдно, но вовсе не стыдно хвалить родителей. Вспоминая свое детство, Александр Григорьевич вспоминает об отце: «Отец в 20-е годы, вместе с Демьяном Бедным и Мате Залкой, возглавлял литературную организацию армии и флота. Он сумел прожить очень интересный период времени, став затем одним из ведущих энергетиков Советского Союза. Жизнь его была полна и радостных и грустных событий».

Фотографии свадьбы родителей с любовью хранят в доме. Свидетелями в тот далекий 1927-й год были Демьян Бедный и Мате Залка. А тамадой – Буденный. На свадьбе царило безумное веселье под лозунгом «кто кого перепляшет». На крейсере «Червона Украина» он конвоировал корабль Троцкого.

Стоя на увозившем его корабле, Троцкий кричал: «Советские матросы! Вы все должны выступить против Бонапарта-Сталина!»

В 60-е годы сестра Асмолова вышла замуж за писателя Владимира Тендрякова. В это время их дом в поселке писателей «Красная Пахра» стал удивительным местом! Будущий психолог наблюдал за встречами и разговорами потрясающих гостей – Юрия Трифонова, Александра Твардовского, Беллы Ахмадулиной, Юрия Нагибина. Посиделки на кухне с бурными литературными дискуссиями, ночное декламирование стихов, песни Галича, Высоцкого, Окуджавы – все это создавало удивительную атмосферу, давало пищу для размышлений, эстетических переживаний.

Запомнились Асмолову и некоторые из часто звучавших в доме высказываний: «Никому не рассказывайте своих снов. Вдруг к власти придут фрейдисты?» и «Смельчак – он ест из рук тирана».

Сейчас Александр Григорьевич считает, что «шестидесятники» (Окуджава, Галич, Тендряков, Трифонов и др.) сделали для пробуждения сознания общества в сто раз больше, чем современные политики.

С юности знакомый с известными психологами А. Н. Леонтьевым и

А. Р. Лурией, Александр поступает на факультет психологии МГУ. Позже он становится сотрудником МГУ. «При всех сложностях Московского университета, при его неоднозначной линии в этнических вопросах, я с 69-го года живу в нем. Я не путаю термины и слова. Именно – живу, а не работаю. Все трудности я испытал на себе, но я сам напросился».

При всех трудностях времени его студенчества учеба доставляла Асмолову большую радость. И вопрос о том, поступать или не поступать в аспирантуру, даже не стоял. На вступительных экзаменах у него спросили, кто такой Бухарин. Асмолов ответил, что Бухарин– самый талантливый теоретик партии, но очень оторван от народа. Потом последовал вопрос, не поддерживает ли он связь со своим другом, сионистом Кидерманом, который в 70-е годы бросил учебу и уехал. А затем ему заявили, что Бухарин – ренегат, и что ленинского письма, которое он процитировал, не было в списке литературы и комиссия очень удивлена, откуда ему стали известны подобные сведения. Спасти положение попытался давний друг и учитель Асмолова, известный ученый А. Н. Леонтьев, заявивший комиссии МГУ, что его ученик во время ответа на вопросы находился в состоянии аффекта. Поверив, профессор предложила студенту новый билет – «Манифест коммунистической партии». Словно загнанный в угол зверь, Александр быстро и четко ответил, что «пролетариату нечего терять, кроме своих цепей». И хоть в этот раз ему поставили пятерку, о выходке с Бухариным стало известно в парткоме, и в аспирантуру его так и не приняли. Но благодаря Леонтьеву в 1972-м году Александр Григорьевич становится ассистентом кафедры.

А вскоре произошло событие, во многом определившее жизнь Асмолова, который в те времена был уже доцентом психологического факультета МГУ. В 1988-м году проходил очередной «круглый стол». Геннадий Алексеевич Ягодин, бывший тогда министром высшего и среднего специального образования, задал собравшимся (а среди них был и наш герой) вопрос: «Кто поставит диагноз советскому образованию?». Александр поднял руку, Ягодин сказал: «Пусть студент ответит». «Студент», к тому времени бывший уже доцентом, метко и остро парировал строками из Маршака: «Он взрослых изводил вопросом “почему”. Его прозвали – “маленький философ”. Но только он подрос, и начали ему преподносить ответы без вопросов. И с этих пор он больше никому не задавал вопроса “почему”». Ягодин, мощный практический психолог, пригласил Асмолова в гости. После этой судьбоносной встречи, в 1992-м году, Александр Григорьевич Асмолов стал главным психологом системы государственного образования. В этот период ему удалось создать довольно удачные программы: «Одаренные дети», «Диагностика детей-правонарушителей», «Дети с отклонениями развития». С 1992-го по 1998 год работа проходит в Министерстве образования России. Все это время Асмолов и его коллеги бились над созданием либеральной доктрины образования.

Асмолов даже ввел новый курс истории в школе – «Россия в мире» (вместо «Истории Отечества»). После этого в его адрес посыпались серьезные угрозы («Господа из общества “Память” обещали прислать по частям моего сына»).

Кстати, именно это подтолкнуло семью Асмоловых к решению отправить сына в Израиль (сейчас он – лейтенант израильской армии).

Александру Григорьевичу и его команде удалось тогда выпустить

583 млн новых учебников для российских школ («Хотелось возвращения Ахматовой, Мандельштама…»). Вместе с Эдуардом Успенским они задумали цикл учебников для дополнительного образования. Создатель Чебурашки выпустил книгу «Бизнес крокодила Гены». После выхода этих книг с грифом Министерства пришел запрос от депутатов, где говорилось: «Пользуясь служебным положением, Асмолов внедряет в сознание детей образ космополита Чебурашки».

В его практике было и много других комичных случаев. Например, монголы просили исключить из учебника истории главу о монголо-татарском иге или хотя бы оставить только слово «татарское».

Большой заслугой Асмолова стало заключение договора о сотрудничестве между российской и израильской системами образования, что позволило открыть в России частные еврейские школы. В 1993–94 годах он занимался программой обучения еврейских детей «Наале».

«Еврейский ребенок в русской культуре как бы разрывается между двумя мирами. Это может привести к невротизации и срывам. Считаю, маленькому человечку нельзя навязывать только одну модель культуры», – говорит Александр Григорьевич. Своим приказом он отменил в школах как пропаганду атеизма, так и введение религиозных предметов.

«В общеобразовательных школах опасно вводить монорелигию, так как это может вызвать гражданскую войну. Другое дело – частные школы. Сейчас происходит мощная люмпенизация учителей, и если мы это не остановим, – у России нет будущего, так как именно учителя закладывают фундамент в новые поколения детей.

Важно также создать мотивацию к обучению, заинтересовать ребенка в предмете. Тогда и урок будет пролетать быстро, и качество образования повысится.

Образование – это территория идеологии, теория национальной идентичности. Ведь уровень развития общества напрямую зависит от качества полученного образования! Когда культура находится в кризисе, университет является эмбрионом будущего, бесконечным субстратом развития личности».

С 1998 года Асмолов целиком погрузился в разработку программы «Толерантность». В этом же году он ушел из министерства образования – по решению Думы. «Министра можно уволить, а замминистра либо вынести ногами вперед, либо увидеть как человека, похожего на Скуратова (прокурора), и только тогда начинать против него какие-либо действия». После Тихонова пришел Филиппов, находившийся под влиянием национал-патриотических групп, и либералу Асмолову стало трудно работать в таких условиях.

Принято решение в 2005 году приостановить программу «Толерантность», о чем Александр Григорьевич говорит с большим сожалением.

«У наших подростков стало нормой приятие жестокости. Мы сталкиваемся с очень тяжелыми ситуациями. Сознание подростка от 12 до 16 лет – это почва для развития фашизма. Серьезные идеологи строят конструкции фашизма на подростковом нигилизме. Фашизм – это уход в групповое сознание, в “группомыслие”, это только одна из проекций фундаментализма. За фашизмом стоят фундаментализм, фанатизм, терроризм. Сегодня в России работает мощная идеологическая машина подготовки такого националистического сознания.

Через радикальные экстремистские СМИ подростков готовят к принятию различных форм фашистской идеологии. Но с фашистами нельзя бороться с помощью антифашизма. Необходимо предложить конструктивную идеологию. Если мы будем сражаться, говоря всегда “против” и не говоря “за”, – мы проиграем. Победят те, кто предлагает свою линию развития, пусть и чудовищную. Возьмем, например, программу “Русский дом”. Она до сих пор не закрыта. Значит – есть заказчики. Кто они? Cегодня легко закрываются каналы, останавливают программу “Толерантность”, блокируют любые либеральные СМИ. А как чудесно живут всякие националистические газеты, журналы, передачи. О чем это говорит? О том, что это кому-то нужно, кто-то это спонсирует. Мы, евреи, взяли на себя роль козла отпущения. Мы избраны для этой роли, но это – чудовищная избранность. Сегодня на передачу “Русский дом” идут огромные средства. А мощные идеологи национализма чувствуют себя совершенно спокойно, уверенно, Макашовы, Прохановы – как бы хозяева ситуации. Они действуют по принципу Геббельса: много лжи и много грязи. Им бы опять дело Бейлиса, но пока есть дело Юкоса. Все это – один ряд.

Загляните в интернет! В США, например, очень много сайтов, где выражается этническая, национальная ненависть, расовая нетерпимость. В России также очень много таких сайтов.

У скинхедов на сайтах все в порядке, но в “чатах” царят чудовищная ненависть и жуткий национализм. Мы пытаемся донести идеологию толерантности, что в современных условиях очень тяжело.

Слово “толерантность” переводится не как “терпимость”, а как “великодушие”.

На толерантность нас начинают проверять еще в семье – муж, жена, дети.

Мы стремимся создать слой национальной толерантности. Вместе с Эллой Панфиловой мы разработали психологические методы анализа написанного, чтобы тот же Макашов не мог сказать, что “жид” – это термин из языка Гоголя. Нами подготовлена объективная разработка диагностики текстов, чтобы понять, что за ними стоит – ненависть ли, антисемитизм… Но нашу уникальную программу “Толерантность” пытаются разрушить.

У нас страна исторических моментов, в какое бы время ты ни оказался в ней. Это и убийство Старовойтовой, и травля Ходорковского, и крах банков. А хотелось бы видеть страну истории. Например, в старой доброй Англии рядом стоят памятники Кромвелю и Карлу Первому, хотя один отрубил голову другому. Но это – история, в ней нет черно-белого видения. Мы же часто являемся рабами такого однозначного видения реальности. Мир познавательно сложен. Мы нередко делаем ошибки, примитивизируя реальность вокруг нас».

Александр Григорьевич считает близкими себе партии СПС и «Яблоко». Но он уверен в необходимости «приватизации» сознания: «Без свободы и уважения к человеческому достоинству – нет пути вперед. Идеологи ряда российских партий плохо знают либеральную идеологию и увлеклись идеологией демократической. Либеральная идеология – это линия, за которой стоят свобода и достоинство личности». Самой страшной бедой России психолог называет влюбленность в нищих и неприязнь к богатым: «Это – чудовищная установка. В 20-е годы мы расстреливали уникальные селекции. Сейчас общество разучилось чувствовать состоявшихся людей.

В последнее время охота на ведьм направлена на олигархов. Вакханалия олигархов – это механизм толпообразования, обезличивания, механизм зомбирования. Идет конфликт одних олигархов с другими. Самые страшные олигархи – это люди, наделенные властью. По сравнению с ними финансовые олигархи – просто моськи».

Сегодня ему 55 лет, и он, шутя, называет эти две цифры своего возраста – двумя отличными отметками. Но не будем думать, что Александр Григорьевич смотрит на жизнь пессимистично – он полон энергии, идей, планов. Его жизнь, по его же выражению, – «биография счастливого человека».

Яна Глезина

Источник
http://www.e-slovo.ru/204/6pol1.htm

НАВЕРХ